На «Ми» вместо «МиГ»а

Юнкоры Эколого-биологического центра Евпатории продолжают наполнять «журналистский блокнот» информацией из первых уст (к тридцатилетию вывода советских войск из Афганистана) – интервью юным журналистам 30 сентября 2018 года дал майор Сервер Якубович Аджиев, кавалер ордена Красной звезды, командир экипажа боевого вертолета…

Сервер Якубович специально приехал из Заозерного, где он проживает сейчас, в Музей Ветеранов Афганистана на улицу Демышева на встречу с юными репортерами-краеведами. Он – офицер, по отцу — крымский татарин, походил службу и в Читинской области (Забайкальский край), и в Афганистане, и в Восточной Германии (ГДР), и Крыму. Он рассказывал очень интересно – повидал военный вертолетчик на своем веку многое…

Сельский мальчик из Наманганской области Узбекистана с детства мечтал о покорении неба. Сервер Аджиев хорошо учился в школе, занимался спортом (боксом, гандболом, футболом…) и старался следить за своим здоровьем, тем более, что мама его была медицинским работником. Наманганская область расположена в Ферганской долине, о «Наманганских яблоках» даже песню в СССР пели, но кроме садов, виноградников и цветов в районе выращивали хлопок. Каждую осень с седьмого класса по выпускной на уборке хлопка (его собирали вручную – комочки натуральной ваты!) школьник проводил много времени, а потом приходилось «нагонять» в учебе. Однако возможностей для дополнительно образования и в сельской местности хватало – кружок авиамоделирования, например, тоже был.

В девятом классе произошла «судьбоносная» встреча – он вместе с сестрами поехал в Ташкентскую область, гостями на свадьбу. Там он познакомился с девушкой-ровесницей, много лет переписывался с ней, а когда стал офицером-лейтенантом в 1981 году, то на ней женился (и живут они вместе до сих пор!). Прямо сказка, круче, чем про Ромео и Джульетту.

Своей мечте о небе Сервер Якубович тем более не изменил – после окончания школы в 1977 году он поехал поступать в СарВВАУЛ. Это высшее военное авиационное училище летчиков в городе Саратове на реке Волга. От дома – очень далеко. Интернета тогда не было – и Сервер Якубович уже в Саратове был очень удивлен – он хотел летать на самолете-истребителе, а в этом училище готовили летчиков-вертолетчиков. Хорошо еще, что в Саратове к этому учебному году уже дали программы подготовки офицеров!

Вместо самолета Миг курсант Аджиев стал осваивать вертолет Ми. Учеба была тяжелой.  Особенно нелегко давалось упражнение «лодочка». И первый полет курсант (тогда через полгода теоретической подготовки уже садились за штурвал) запомнил на всю жизнь – думал и вертолет погубит, и сам погибнет! Выпустились из училища не все – сто человек было отчислено, а 15 – только из-за страха перед посадкой тяжелой боевой винтокрылой машины. Сервер Якубович все выдержал и в 1981 году с молодой женой оказался в Сибири.  О таежной военной базе Могочи шутили горько: «Бог создал Сочи, а черт – Могочи!».  Но весной сопки Забайкалья покрывались такой красоты багульником, что можно было залюбоваться.

Кустарник багульник «спас» Сервера Якубовича, когда зимой у него родилась дочь – веточки в теплой комнате вовремя покрылись очень красивыми цветочками, и букет получился замечательный.

Офицер прослужил несколько лет и в 1985 году уже опытным вертолетчиком стал готовиться к отправке в Афганистан. Подготовка проходила в городе Торжке и в Анапе (рукопашный бой). Летчиков учили не теряться в боевой обстановке в горах, во время песчаных пустынных бурь…

Двадцатого октября 1985 года вертолетчик Аджиев уже был в Афганистане, в северном городе Кундуз. На листочках бумаги новенькие сами написали адрес (родителей, жены или иной) – куда можно будет отправить тело погибшего. Это показалось сначала странной процедурой, но на четвертый день пребывания Аджиева в ДРА врагами был сбит вертолет и погиб их командир эскадрильи (вместе с ним на борту находилось 12 молодых солдат, которые уже отслужили и собирались улететь в разные города СССР домой).

Вертолет полностью сгорел, процедура опознания тел была очень тяжелой. Так начиналась служба «на войне» и продолжалась она целый год, до октября 1986 года.

За это время пришлось и облететь весь Афганистан – от Кундуза, до Кабула и Герата и дальше, почти до границы с Туркменией. Вертолетчики обеспечивали и доставку важных грузов, и транспортировку местных жителей, и вывоз раненых советских бойцов. Однажды медики очень просили поторопиться – рана у восемнадцатилетнего солдата была тяжелой, но садить вертолет «камнем» — по спирали над базой – очень долго, а лететь низко к земле (как самолет заходит на «взлетку») было опасно и не разрешалось инструкцией. Старший лейтенант Аджиев спас рядового бойца, медики сказали спасибо отважному летчику, а командование – сурово наказало за нарушение приказа.

Юные корреспонденты слушали рассказ очевидца многих боев, и перед глазами стояли и могучие горы, и селения «каменного века» (среди населения Афганистана много представителей тюркских народов и знавший узбекский язык Сервер Якубович легко с ними общался), и пыльные бури, когда в одном метре от себя ничего не видно…

Однажды знание тюркского языка очень помогло Аджиеву во время боевого вылета – это было в небе над Гератом. Впереди строя вертолетов летели «проводники» — военнослужащие Афганистана. Вдруг в радиоэфире зазвучала тюркская речь – афганцы решили, что лететь слишком опасно и решили «улизнуть». Сервер Якубович вовремя предупредил всех товарищей о «маневре» братьев по оружию и это помогло сохранить строй, выполнить поставленную задачу. Вообще наш собеседник подчеркивал, что складывалось впечатление – афганцы не хотели воевать, они зарабатывали войной «на жизнь», губя и своих сородичей, и солдат СССР.

Свой боевой шрам военный летчик заработал в небе – его не раз обстреливали, однажды вражеская ракета попала в корпус, осколки обшивки влетели в кабину, один разрезал щеку прямо под глазом….  Сервер Якубович прекрасно понимал опасность обстрела, поэтому при обнаружении в горах «пулеметного гнезда», из которого пулями крупного калибра собирались сбить другой вертолет, командир боевой машины сразу дал залп из бортового оружия. Эта точка врагов была уничтожена (с видеоподтверждением) и спасен экипаж товарищей. За этот подвиг наш собеседник был награжден орденом.

Было и представление к другой награде (после уничтожения самого крупного склада вражеского вооружения, замаскированного в горах), но документы где-то «застряли».

Целый год в Афганистане… за это время не раз приходилось видеть гибель своих товарищей, даже в эскадрилье Сервера Якубовича были боевые потери.  Это никогда не забудется – полеты на высоте «за максимальной», сражения, обстрелы. Сервер Якубович сам выбрал профессию военного, он кадровый офицер, но ему удалось передать нам, юным журналистам мысль о том, как важно жить в мире. Нам вместе с майором Аджиевым повезло посмотреть фотодокументы и снаряжение вертолетчика, маршрутные листы.… Если бы не медали и орден Красной звезды на точной копии военной формы двадцатого века, не узнать в человеке нашего города и нашего времени настоящего героя войны. Но они живут с нами, возможно, в соседнем подъезде или доме. Вы их увидите – в День Победы, в день вывода войск из Афганистана 15  февраля…

Они должны стать примером для молодежи – люди, которые, как Сервер Якубович, могли почти восемь часов подряд находиться за штурвалом и преодолеть и нехватку кислорода на немыслимой высоте, и угрозу обстрела, и температурные перепады – ради долга, совести, воинской чести. Мой журналистский блокнот пополнился очень ценной информацией.

X